Гигантская мозайка

Автор: Э. М. Стендинг


Вот приблизительное представление о той незнакомой среде, в которую попадает новорожденный. У него нет понятий о времени, пространстве, форме, цвете, о причинно-следственной связи происходящего вокруг, он не понимает разницу между самим собой и другими людьми. У него, в полном смысле этого слова, ни о чем нет представления, ведь для того, чтобы что-то представлять, необходим опыт восприятия, а его у него пока нет. У него нет прошлого опыта, который мог бы помочь ему приспособиться к этому непонятному настоящему. Названия объектов окружающего мира ему так же неизвестны, как неизвестны и те, которые ими пользуются. Когда ему что-то не нравится, у него нет даже необходимых средств для того, чтобы выразить это. Его состояние можно описать следующими поэтическими строчками:

Ребенок, плачущий в ночи,
Взывает к свету дня.
Не понимаем мы тебя,
Мы слышим только плач

Из всей этой «гулкой и пестрой неразберихи» — из сущей неопределенности, — из множества ощущений, которые одновременно обрушиваются на ребенка в результате восприятия им окружающего мира, этот маленький человечек должен определить для себя четкий порядок вещей в новом для себя мире.
И сразу же, ничуть не смущаясь гигантскими размерами этой задачи, маленький философ приступает к работе по сотворению гармонии из хаоса. Говоря точнее, он создает два мира — мир вокруг себя и свой внутренний мир.
Когда же начинается этот созидательный процесс?
В момент рождения. «Представьте себе ребенка, которому едва исполнился месяц и которого никогда не выносили из дома. И вот он лежит на коленях у няни, и неожиданно перед ним одновременно появляются его отец и его дядя. Мужчины примерно одинакового роста и возраста. Ребенок вздрагивает, выражая крайнее удивление и почти страх. Мужчины стоят рядом, один справа, другой слева. Ребенок поворачивает голову и пристально смотрит на одного из них, сначала с явным беспокойством, а затем он улыбается. Внезапно он опять заволновался и более того — испугался. Он быстро поворачивает головку и начинает долго и пристально разглядывать другого мужчину, а потом снова улыбается. Эти изменения в настроении — от беспокойства к улыбке — повторяются много раз, и только посмотрев раз двадцать то на одного, то на другого, в его маленькой головке мелькает озарение, и он понимает, что перед ним двое мужчин. Это пока единственные мужчины, которых он видел. Они с удовольствием возятся с ним, держат его на руках, говорят ему ласковые слова, и ребенок понимает, что существуют и другие существа, отличающиеся от женщин, которые его окружают. Он понимает, что в мире есть люди, не похожие на его мать, няню и других женщин, которых у него уже была возможность разглядеть, но он никогда не видел двух мужчин одновременно, и вероятно, у него сформировалось представление, что в мире есть только один мужчина — его отец. Отсюда его страх: ведь неожиданно он осознает, что существо, которое он с таким трудом вычленил из хаоса и включил в свою систему, раздвоилось».
В этой одной фразе — «С трудом вычленил из хаоса» — мы получаем прекрасное описание механизма той деятельности, которая естественно выполняется человеческим разумом уже с первых минут его жизни.
Вселенную, в том виде, в каком она предстает перед ребенком, можно сравнить с гигантской мозаикой, состоящей из неисчислимого набора отдельных фрагментов, среди которых не сразу удается подобрать те, которые стыкуются друг с другом. Вначале они все перемешаны, как попало, и представляют собой сплошную неразбериху. Именно разум обязан соединить отдельные фрагменты вместе так, чтобы сформировалось полное, осмысленное и гармонично сплетенное единое целое. Этот процесс создания картины мира продолжается до конца нашей жизни, и мы никогда не сможем завершить ее. Даже если мы прожили в этом мире полвека, мы постоянно сталкиваемся с чем-то незнакомым и непонятным, с тем, что плохо соответствует нашим представлениям, как будто обнаруживаются новые фрагменты мозаики, которые никуда не подходят. Как, должно быть, трудно это дается ребенку! Неудивительно — мы увидим это позже, когда будем рассматривать «сенситивный период к порядку», что ребенок отчаянно цепляется за этот маленький островок порядка, который он создал для себя в огромном пространстве, где его окружают непонятные предметы и явления!